«Дошло до того, что главным риском предпринимателя стало само предпринимательство»

Как уголовные дела разрушают бизнес

Уголовно-правовые риски остаются самыми плохо страхуемыми и самыми разрушительными для бизнеса, констатировали спикеры юридической конференции «Ковалевские чтения». Тезис конференции «Преступная планета» можно было бы изменить на «Преступная Россия», заявил вице-президент Адвокатской палаты Санкт-Петербурга Юрий Новолодский: «По-видимому, нет второго такого государства, где должностные лица совершали бы такое огромное количество должностных преступлений безнаказанно». 

"Дошло до того, что самым главным риском предпринимателя стало само занятие предпринимательством", — сказал адвокат.

Уголовно-правовое воздействие часто используются бизнесом против бизнеса для достижения, по сути, противоправных целей, отметила уполномоченный по защите прав предпринимателей в Свердловской области Елена Артюх

Самые распространенные из таких воздействий — устранение конкурентов, особенно в сфере торгов; корпоративные конфликты с бывшими и действующими партнерами; споры при разделе активов или принуждение к выходу партнера из бизнеса. Предпринимательство по своей сути предполагает риски, а значит, бизнесмен может оказаться не в силах исполнять свои обязательства по экономическим причинам. «Нередко встречаются ситуации, когда правоохранитель пытается усмотреть в этом мошенничество», — говорит г-жа Артюх.

Нередко, как только директора начинают преследовать, бизнес, который он возглавляет, по сути, прекращает существовать. Хотя чем закончится дело, еще неизвестно, добавила омбудсмен. Елена Артюх назвала ряд законодательных поправок, которые предлагает федеральный уполномоченный по правам предпринимателей Борис Титов, чтобы снизить давление на бизнес. В их числе следующие:  

  • Передать расследование экономических преступлений специально созданной силовой службе. Там должны будут работать специалисты, разбирающиеся в экономике и бухучете, у которых будет время анализировать дела и отделять возможный предпринимательский риск от мошенничества. 
  • Возбуждать уголовные дела в отношении предпринимателей, возобновлять расследования по приостановленным и прекращенным делам —  исключительно под контролем прокуратуры.
  • По делам о мошенничестве в особо крупном размере (ч. 4 ст. 159 УК РФ) — ввести суд присяжных. 
  • Ограничить изъятие следователями оргтехники и имущества организации — работа правоохранителей не должна блокировать работу компаний, если бизнес в целом легальный.
  • Ограничивать свободу предпринимателей только в самых исключительных случаях. Даже если его вина установлена, у бизнесмена должна быть возможность зарабатывать, чтобы возместить ущерб государству.

Ввод суда присяжных для рассмотрения дел о мошенничестве в особо крупном размере — крайне субъективный критерий, который полностью находится в руках следователя и зависит от того, какое он предъявит обвинение и как посчитает ущерб, возразил партнер коллегии адвокатов Pen&Paper Вадим Клювгант. По его мнению, лучше подошел бы универсальный критерий: любой человек, не согласный с предъявленным обвинением, имеет право на рассмотрение дела судом присяжных. 

Сомнение вызвала и идея создать еще одну специализированную силовую структуру: только следственных органов сегодня три (МВД, СК и ФСБ) и везде есть специализированные подразделения, отметил г-н Клювгант: «Может, лучше там наводить порядок, чем умножать сущности?». Вполне можно было бы поставить вопрос о специализации внутри существующих органов, но проблема в том, чтобы из имеющихся людей отобрать тех, кто будет разбираться в налогах, особенностях бухучета и экономики — сотрудников органов этому не особенно учат, сетует г-жа Артюх.  

Как бороться с фабрикацией дел 

Особая защищенность предпринимателей, которую предлагают ввести бизнес-омбудсмены, по меньшей мере, противоречит закрепленному в Конституции принципу равенства всех граждан перед законом, независимо от того, занимаются ли они предпринимательством или нет, отметила профессор Уральского государственного юридического университета Зинаида Незнамова. 

"Бизнесмены не заслуживают какой-то особой, привилегированной уголовно-правовой ответственности: как уголовная ответственность для всех должна быть одинаковой, так и защита от уголовного преследования тоже должна быть одинаковой", — считает она.  

Где грань между гражданско-правовой и уголовной ответственностью, сегодня не знает никто, посетовала профессор и привела свой пример. Стороны пять лет расследовали свои споры в сфере бизнеса и судились в арбитражных судах по самым больным вопросам. Было несколько вступивших в силу судебных решений, где четко было понятно, что это гражданско-правовые отношения.

«И тут, видимо, кому-то из сторон надоело заниматься гражданскими делами, и появилось уголовное дело, в результате чего лицо было привлечено к уголовной ответственности по последней части ст. 159 УК РФ (мошенничество в особо крупном размере). И никакие аргументы второй стороны в суде по поводу того, что между сторонами возникли гражданско-правовые отношения, и они должны защищать свои интересы в рамках гражданского судопроизводства, не имели силы», — рассказала она. 

Впрочем, есть и прямо противоположные ситуации, когда уголовное дело не возбуждали, несмотря на откровенное мошенничество. Юрист привела пример, когда человек подделал доверенность, получил по ней десятки миллионов рублей возмещения по мировому соглашению и присвоил деньги. 

Борьба против «липовых» уголовных дел не сдвинется с места, «пока первый, самый яркий представитель следствия, который не расследовал, а фабриковал уголовные дела предпринимателей, не будет привлечен к соответствующей уголовной ответственности», заявил Юрий Новолодский.

«Когда это счастливое событие в России произойдет, это, безусловно, станет точкой отсчета восстановления законности», — сказал он.

Сегодня есть множество примеров, когда из-за работы следствия предприниматели надолго оказывались за решеткой до оправдательного приговора. И такой приговор должен стать меткой, говорящей о том, что это дело было сфабриковано. Нужно коллекционировать такие дела и требовать, чтобы за должностные преступления представителей правоохранительных органов привлекали к уголовной ответственности, считает адвокат:

«Нельзя решать судьбы людей и утверждать обвинительные заключения, не читая их. В большинстве своем никаких преступлений предприниматели не совершают. <…> Вы не представляете, как первый же случай привлечения к ответственности таких, с позволения сказать, преследователей, поможет адвокатскому сообществу, которое будет защищать предпринимателей, и в конечном итоге — самим предпринимателям». 

Грани предпринимательского риска, когда гражданско-правовые споры перерастают в криминальные деяния, призрачны, отметил Вадим Клювгант. Стиранию этих граней также содействуют люди, облеченные важными полномочиями со стороны государства. 

«Это говорит о системном характере проблемы, а такие проблемы не могут решаться с помощью компромиссов по второстепенным вопросам, забвением или боязнью потрогать главные вещи», — резюмировал адвокат.

Оригинал публикации по ссылке.