Денис Пучков: «Бизнес-конфликты все чаще разрешаются уголовным преследованием»

15-16 февраля 2018 г. в Екатеринбурге состоится XV международная научно-практическая конференция «Ковалевские чтения». Тема этого года – «Преступная планета: уголовно-правовое и криминологическое многообразие моделей противодействия преступности». Конференция давно вышла за рамки узкоспециализированного мероприятия для юристов.

В этом году особый фокус сделан на темах и вопросах, остроактуальных для предпринимателей. Причина очевидна: отношения бизнеса с государством становятся все сложнее, наказание за экономические преступления – суровее. В то же время сами бизнесмены используют институт уголовного преследования в «войнах» с бывшими партнерами. Таких историй с каждым годом становится все больше, отмечает один из организаторов «Ковалевских чтений» адвокат Денис Пучков.

В рамках «Ковалевских чтений» пройдет арбитражная конференция. Почему вы решили сделать акцент именно на арбитраже?

– В фокусе – не государственный, а третейский арбитраж. Эта тема, на мой взгляд, очень интересна не только профессионалам в сфере юриспруденции, но и предпринимателям. Сегодня в нашей стране происходит масса преступлений против правосудия: это фальсификация доказательств, подача необоснованных исков, преднамеренные и фиктивные банкротства и пр.

Деловые партнеры все чаще пытаются использовать институт уголовного преследования в качестве «палки» против друг друга. Опыт показывает, что бизнес-конфликты могут закончиться и махровой уголовщиной, как, зачастую, и семейные. Бывшие бизнес-партнеры или супруги достают «скелеты из шкафов» для достижения своих целей в развернутой «войне» и обвиняют другую сторону в совершении преступлений. Цели, преследуемые участниками «войн», в большинстве своем не отвечают целям уголовно-правовой политики государства и направлены на получение денежных средств или иных выгод. При этом, как правило, «посадить в тюрьму» никто никого не хочет, удовлетворения материальных претензий вполне достаточно – ради этого и заводятся уголовные дела.

Государство в этом случае тоже остается в проигрыше: по сути, им манипулируют, вынуждают тратить ресурсы на участие в подобных ситуациях вместо того, чтобы направить их на раскрытие реальных преступлений и привлечение к ответственности виновных лиц.

И как этого избежать? Очевидно, у вас есть идеи…

– Мы подумали о том, что при вступлении в правоотношения – на стадии заключения договора, при вступлении в альянс – стороны могут определить «правила игры», в том числе связанные с урегулированием возможных споров. Например, в случае конфликта они обязаны обратиться к определенным ими же арбитрам, которые рассудят и примут независимое решение; согласовать перечень принимаемых во внимание доказательств и пр. Подобный договорной арбитраж (третейское разбирательство) помог бы избежать «войн» с перспективой уголовного наказания одной из сторон. Кроме того, это разгрузило бы государственный арбитраж. Сейчас дел настолько много, что сотрудники судов даже вынуждены работать по ночам.

Можно ли реализовать эту идею на практике? Требуется ли для такого механизма разрешения споров вмешательство государства? – Обсудим с экспертами.

В программе конференции есть неожиданная тема – «Архитектурное пространство: криминологический аспект». Наверное, наличие такого «аспекта» для многих будет открытием. На кого рассчитана эта панельная дискуссия?

– Можно было бы ответить, что она рассчитана на девелоперов, застройщиков, архитекторов, однако, я считаю, что эта тема интересна абсолютно всем, поскольку архитектурная среда – это то, в чем мы живем, работаем, что постоянно на нас воздействует. Знаете ли вы о том, что в арках совершается огромное количество убийств? Это доказанный факт. Однако если рядом поставить скамейку, этого удастся избежать. Представляете, с преступностью можно бороться при помощи скамейки!

Приведу пример из истории: в конце 50-х годов прошлого века в Сент-Луисе был построен прекрасный социальный квартал «Прюитт-Айгу» по типу советского жилья. Но спустя уже два года в нем начались проблемы, а через непродолжительное время квартал превратился в гетто, где уровень преступности просто зашкаливал, и полиция стала отказываться выезжать на вызовы. Выяснилось, причина – в неправильном планировании пространства. Американцы склонны к решительным действиям, и квартал полностью снесли в 1974 году.

В Германии криминологическую экспертизу проектов застройки считают настолько важной, что ее прохождение даже субсидируется государством. У нас, к сожалению, об этом вообще никто не говорит.

В рамках панельной дискуссии мы рассмотрим, как можно выстроить модель взаимодействия архитекторов и криминологов, нужны ли законодательные решения для профилактики «средовых» преступлений, обсудим тему стоимости криминологической экспертизы и др. темы. Модерировать дискуссию будут Андрей Бриль, вице-президент Российской гильдии управляющих и девелоперов, председатель совета директоров «Корин холдинга» и Ольга Зигмунт, научный консультант отдела криминологических исследований и статистики Высшего управления полиции Нижней Саксонии. В качестве спикеров выступят и юристы, и архитекторы, и криминологи. Назову лишь несколько имен: архитектор Тимур Абдуллаев, Горазд Мешко, доктор юридических наук, профессор университета Марибор, президент Европейского криминологического клуба (Словения), а также известный профессор - криминолог Яков Гилинский.

Какие локации в Екатеринбурге самые безопасные?

– Навскидку – квартал с улицами Февральской революции, Маршала Жукова, Бориса Ельцина и Октябрьской площадью. Причина очевидна – там расположены правительственные учреждения.

Оригинал публикации по ссылке.